Логотип friends10.ru
Поддержите сайт, кликните по баннеру

Подружки

03.03.2010

Несколько лет назад в конце каждого месяца они думали, чем бы заплатить за квартиру, а сейчас могут позволить себе что угодно. И все потому, что однажды пришли на кастинг легендарного сериала «Друзья».
Это Дженифер Анистон, Лиза Кудроу и Кортни Кокс Аркетт.

Трудно поверить, что три молодые актрисы, снимающиеся в одном фильме, не ревнуют друг друга к славе. Не подпиливают доски у входа в гримерки, не подсыпают соль в чай, не жалуются режиссеру на своих коллег… И не делают еще многих вещей, принятых в мире шоу-бизнеса.

Чтобы убедиться в этом, я поехала на съемки очередной серии «Друзей». Теплым осенним утром въезжаю в ворота студии Warner Bros и сразу же включаюсь в бешеный голливудский ритм. Вокруг снуют толпы людей, вооруженных папками и телефонами. Я еду по искусственным улицам мимо домов на колесах, этих роскошных времянок кино- и телеимперии Warner Bros. Всюду суетится обслуживающий персонал: скоро ланч, и столы накрывают прямо на улице. Звезды, массовка и рабочие курят, смеются, сплетничают. Перед павильоном N20 несколько загорелых, изрядно вспотевших мужчин играют в баскетбол, в одном из них я узнаю Джорджа Клуни. А в это время за пару кварталов от баскетбольной площадки его бывшие коллеги по «Скорой помощи» опять борются за чью-то жизнь.

Но сегодня меня интересует павильон N24. Девять месяцев в году здесь снимают самую популярную в мире комедию положений. «Друзья» стали телевизионным феноменом 90-х. Уже пять лет в разных уголках света люди как заколдованные следят за героями этого сериала. Девчонок играют Дженифер Анистон, Кортни Кокс Аркетт, Лиза Кудроу, а мальчишек — Мэттью Перри, Дэвид Шиммер и Мэтт ЛеБланк.

Мы прокрадываемся в студию с тайным намерением понаблюдать за репетицией. Кортни Кокс Аркетт положила голову на плечо Дженифер Анистон, они сидят на диване и болтают. Лиза Кудроу репетирует. Рядом со съемочной площадкой Мэтт ЛеБланк и Мэттью Перри обсуждают что-то и хихикают. Периодически мимо них проносятся не занятые в сцене актеры и обслуживающий персонал. Все одеты очень свободно — в джинсы и футболки. Обстановка совсем не сумасшедшая, скорее домашняя.

Объявляется перерыв на ланч, и Лиза несется к манежу, где сидит ее годовалый сын (она старается не оставлять малыша на няню), целует его, тискает и бежит назад, чтобы вместе со всеми спеть Happy Birthday Дэвиду Шиммеру. Впереди целый час отдыха. Мальчики расслабляются в гримерке Дэвида, побеждая монстров в PlayStation, а девушки начинают готовиться к съемке обложки для Marie Claire.

Первой начинает позировать Дженифер. Она самая младшая, ей тридцать, Лизе — тридцать пять, Кортни — тридцать шесть. У барышень нет ни капли того высокомерия, о котором бесконечно сплетничают газеты и журналы. Они выглядят отлично, только Лиза жалуется, что из-за рождения ребенка ей не хватает времени на занятия спортом: «Совмещать все это было бы слишком трудно, но скоро мне снова придется пойти в спортзал — работа обязывает. Ведь зрители внимательно тебя разглядывают. Они злятся, если ты слишком худая, и ненавидят тебя, когда ты поправляешься. А я сейчас где-то посередине, так что пока все в порядке».

Все трое явно устали — съемки идут уже не первый час, — но они никак этого не показывают. Кроме того, Дженифер только вчера прилетела из Лондона, где провела несколько дней со своим бой-френдом Бредом Питтом. А Лиза и ее муж Мишель Стерн не спали всю ночь — годовалый Джулиан капризничал. Впрочем, выглядят они абсолютно свежими. Мы заканчиваем съемку и договариваемся встретиться для интервью завтра за ланчем.

На следующий день ровно в час тридцать все три девушки прибывают в увитую плющом кофейню Warnr Bros — они еще и пунктуальны.

Marie Claire: Вы помните, как проходил кастинг?

Лиза: Меня вызывали три раза. Каждый раз, когда мне перезванивали, я не могла этому поверить: мне казалось, на прослушивании я ничего особенного и не делала. Ты заходишь и две минуты читаешь простой монолог, тебе говорят: «Спасибо, все нормально. До свидания».

Дженнифер: На тот момент я была занята в другом проекте, но все равно хотелось попробовать. Помню, как я разрывалась между двумя ролями — Моники и Рейчел, хотя в конце концов мне больше понравилась Рейчел. Через два часа после прослушивания в моей прекрасной (в этом месте саркастическая улыбка) квартире, которую я снимала, раздался звонок: мне сообщили, что я прошла. Я была неописуемо счастлива. Еще помню, мне сказали, что Кортни Кокс будет играть Монику, а в этот момент у меня в гостях был друг Майкл, с которым ты (обращается к Кортни) тогда занималась йогой.

Кортни: Точно!

Дженнифер: И он еще сказал: «О Боже, она такая красивая, я не могу поверить, что ты будешь играть вместе с ней!»

Кортни: Ты никогда мне этого не рассказывала (улыбается).

Дженнифер: Я так нервничала при первой встрече с тобой.

Marie Claire: Как вы впервые встретились?

Кортни: С Дженифер мы увиделись здесь, в студии, и она показалась мне очень милой.

Дженнифер: Да, тогда как раз проходил пробы Мэтт ЛеБланк.

Лиза: А я со всеми познакомилась только на первом обсуждении текста и, помню, сильно нервничала, потому что никого не знала, кроме Кортни (ее я видела в фильме «Эйс Вентура»). Я бы даже не смогла тогда повторить их фамилии. Анистон или Андерсон? Я окончательно запуталась, но спасибо Шиммеру, который внес ясность.

Marie Claire: Как складываются отношения с ребятами?

Дженнифер: Представьте, что у вас три брата. Мы ненавидим их, как ненавидят своих братьев, и в то же время любим. Вот сейчас я говорю о них и прямо вижу перед собой их улыбающиеся физиономии. Съемки очень сблизили нас, теперь мы и в жизни друзья, все шестеро. Мы же практически не расстаемся. За это время перебывали друг у друга на свадьбах, днях рождения… Мы были с Лизой, когда у нее появился Джулиан, с Мэттом, когда он обручился.

Marie Claire: Лиза, ты первая из вашей шестерки стала матерью. Изменилась ли твоя жизнь после этого?

Лиза: Конечно (улыбается). Рождение ребенка — лучшее, что произошло в моей жизни. Но быть матерью очень сложно, хотя я и люблю Джулиана больше всего на свете.

Marie Claire: Кто-нибудь из вас уже столкнулся с оборотной стороной успеха?

Лиза: В этом смысле мне повезло: меня всегда поддерживает муж. Не знаю, как бы я вообще могла идти по жизни без его помощи, наверняка вляпалась бы в какую-нибудь историю. Ужасно нервничаю, когда вокруг меня толпы людей, из-за этого даже не люблю ходить на концерты.

Дженнифер: Знаете, хорошо бы пройти какие-нибудь курсы выживания в экстремальных условиях славы. Приходится быстро учиться многим вещам. Со стороны наша жизнь кажется нескончаемой чередой праздников, но на самом деле тяжелой работы очень много, а лучезарных моментов — мало. Я ненавижу читать и слушать про себя всякую чушь. А это происходит постоянно. У меня как бы отнимают право на частную жизнь. Даже о твоих самых маленьких промахах все знают и в лучшем случае посмеиваются над ними, а чаще злобно обсуждают.

Кортни: Причем одни и те же издания сначала разрекламируют тебя, а потом раскритикуют и оскорбят. Зачем?

Marie Claire: Так в чем же тогда для вас прелесть славы?

Дженнифер: Это роскошное ощущение, когда не нужно думать о том, чем в следующий раз заплатить за квартиру.

Лиза: Да, действительно, удивительное чувство.

Дженнифер: Это одна из причин, почему я так обрадовалась, получив приглашение на участие в пилотных съемках «Друзей». За «пилот» платят очень прилично, примерно $40 000. Приехав в Лос-Анджелес, я каждый год участвовала в каком-нибудь из них, но все они неизменно проваливались. В тот раз я автоматически подумала: «Вот и пришло время потрудиться для очередного безнадежного шоу, которое, в свою очередь, поможет мне продержаться еще один год». Так я жила до того, как стала знаменитой, теперь мне жаловаться особенно не на что.

Marie Claire: С тех пор как начались «Друзья», вы изменились и внешне. За вами беспрестанно наблюдает всевидящее око прессы. Как это влияет на вашу жизнь?

Дженнифер: Ужасно раздражает. Во-первых, и это самое главное, мой вес — это мое личное дело и никого больше не касается. Во-вторых, за ощутимой потерей или прибавкой килограммов порой стоят реальные проблемы физиологии: анорексия или булимия, а люди, не зная истинной сути вещей, судят о вас как заправские доктора. Я не хочу, чтобы кто-то обсуждал мою борьбу с лишним весом, но мне частенько приходится слышать необоснованные обвинения в наш адрес: мы, видите ли, больны, мы оказываем дурное влияние на девушек, и всякие другие глупости. Самое главное, что сейчас я чувствую себя здоровее, чем когда бы то ни было. Я нормально ем и занимаюсь спортом три раза в неделю.

Кортни: Мне вообще трудно найти золотую середину. Если худеет тело, лицо становится истощенным. А если лицо в норме, меня уже не удовлетворяет фигура. Но кого это должно волновать? Мой вес — моя собственная маленькая битва.

Marie Claire: Какими были ваши первые впечатления друг от друга?

Лиза: Я была приятно удивлена, ведь после съемок нескольких телевизионных шоу я сказала себе: «Ты идешь туда не для того, чтобы искать себе друзей, а чтобы работать». Я думала только о том, что это будет хорошее шоу, сколько времени на него уйдет и что я за него получу.

Дженнифер: Это так здорово, когда коллеги становятся твоими друзьями. Мы доверяем друг другу абсолютно, потому что через многое вместе прошли.

Кортни: Вчера мы пошли всей компанией ужинать, и я получила сильнейший энергетический заряд. Мы проболтали несколько часов. Нам повезло: у каждого из нас есть пять товарищей, к которым он может в любой момент обратиться за помощью.

Лиза: Дженнифер, Кортни и я очень близки: встречаемся вне студии, много общаемся по телефону, и ребята тоже дороги нам, они такие хорошие! Правда, много общаться с ними не удается — они просто с ума сходят от своих видеоигр. Я даже научилась играть в одну, но мне стало скучно, и я вернулась к девчонкам и нашей болтовне (смеется).

Лиза Кудроу с мужем Мишелем Стерном.

Marie Claire: Если бы вы могли предвидеть, какой окажется обратная сторона славы, вы бы все равно стремились к ней?

Дженнифер: Успех «Друзей» открыл для нас мир кино, и к нам иначе стали относиться. Не только зрители, но и коллеги.

Marie Claire: Вы никогда не беспокоились о том, что вас «слишком много» на экране?

Лиза: Ну конечно. Когда сериал шел уже третий сезон, казалось, мы единственные актеры во всей Америке. Мы мелькали повсюду, даже тошнило от самих себя.

Дженнифер: Это было как раз тогда, когда мы снялись в ролике «Кока-Колы». Именно он сделал нас суперпопулярными, но специально мы к этому не стремились. Правда.

Кортни: Думаешь, это действительно было именно так?

Дженнифер: Да, тогда мне казалось, что съемка ролика — просто какая-то шалость.

Кортни: Надо же. А мне так понравился гонорар. Я как раз смогла купить себе дом. Я вот подумала: почему бы нам не выпить кока-колы?

Marie Claire: Сейчас идет шестой сезон «Друзей» — в телевизионном мире это целая жизнь. Которая рано или поздно должна будет закончиться.

Кортни: Я думала о том, что когда-нибудь мы перестанем быть популярными, но сериал все еще хорош, и пока он интересен зрителям, будем интересны и мы.

Дженифер: Я как раз сегодня утром об этом думала: каково нам будет сниматься в последнем эпизоде? Прямо вся испереживалась.

Лиза: Конечно, грустно будет завершать эту работу. Даже думать страшно. Но однажды мы дали друг другу обещание, что не станем дожидаться, пока шоу всем надоест. Мы должны быть честными с самими собой и смело встретить тот день, когда все закончится. А пока заканчивается перерыв.

источник:www.estart.ru

Комментарии (0)